Алтай и Ала-Тоо - колыбель кыргызов

2329 просмотров Культура 0

20-22 июля нынешнего года в Бишкеке под эгидой Президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева пройдет Международный Форум: «Алтайская Цивилизация и родственные народы алтайской языковой семи», работе которого примут участие ведущие ученые более 10 стран мира, таких как Индия, Германия, Венгрия, Казахстан, Китай, Кыргызстан, Корея, Монголия, Россия, Турция, Узбекистан и др. В программу форума включен и научный доклад “Кыргызы Алтая, Центральной Азии и Ала-Тоо в исторических источниках России (XVII-XIX ВВ.)”, заслуженного работника образования Кыргызской Республики, лауреата Государственной премии в области науки и техники Кыргызстана, профессора Доолотбека Сапаралиева С содержанием этого доклада редакция газеты решила ознакомить своих читателей.

Сведения русских исторических источников в сопоставительном анализе с другими источниками, позволяют нам более глубоко и аргументированно осветить вопросы этнической и политической истории народов Центральной Азии, и кыргызов в частности.

В изучении исторического прошлого народов Алтая, Центральной Азии и Ала-Тоо XVII-XIX веков, в частности кыргызов, богатый материал дают русские исторические данные: архивные расспросные речи (сказки, рапорта и докладные записки), письма правителей соседних с Россией государств; путевые журналы, воспоминания послов-дипломатов (И.Унковского, Ф.Беневини, М.Угрюмова, Ф.Назаров. Ф.Зибберштейна, Н.Потанин,Ч. Валиханов, и др.) и путешественников (Ф.Ефремов, Р.Данибегошвили, Мир Иззет Уллы и др) бывших или проезжавших через территории Кыргызстана; труды ученых России (Н.В.Татищев, П.И.Рычков, Г.Ф.Миллера, И.Е.Фишера, И.Андреева, А.Левшина, Н.Бичурина, А.С.Пушкина, П.А.Словцова, В.В.Радлова, Ч.Ч.Валиханова и др.).

К сожалению, использование такого поистине замечательного и бесценного материала затруднено терминологическим разнобоем, на что еще в 1927 г. указывал знаменитый русский востоковед, академик Василий Бартольд (1869-1930 гг.). Сложность в том, что в этот период (XVIII-XIX вв.) по еще не до конца выясненным причинам «кыргызами» (которое было эндоэтнонимом - самоназванием коренного населения современной Кыргызской Республики) стали именовать и казахов (коренное население нынешней Республики Казахстан) в форме: киргиз-кайсаки, киргиз-касаки, киргизы, что по существу, является экзоэтнонимом, т.е. наименованием, даваемым этносу со стороны других народов. Проблему породило и то, что кроме, вышеназванных, самостоятельных народов носителями этнонима «кыргыз» в указанные времена являлась и жители Алтая (в верховьях реки Енисей в районе городов Красноярска, Томска, Абакана) - коренное население Республики Хакасия Российской Федерации, так называемые енисейские (сибирские) кыргызы (езерцы, алтырцы, алтысарцы и другие , ныне известны как хакасы).

Мы приводим далеко не полный на наш взгляд перечень встречающихся в русских источниках названий кыргызов: «Киргизская орда», «Большие киргизы», «буруты», «белые буруты», «Алатай-киргиз», «киргиз-калмыки», «узбекские киргизы», «кырк юзы», «дикие киргизы», «коренные киргизы», «черные киргизы», «каменные киргизы», «дико-каменные киргизы», «кара киргизы», т.д. Как видим, на протяжении всего трех столетий на долю кыргызов выпала честь носить более десяти названий. Заметим, все они действительно принадлежали кыргызам, предкам современных основных жителей Кыргызской Республики. И они, на наш взгляд, с одной стороны, являются выразителем большой политической активности кыргызов в международных отношениях Центральной Азии XVII-XIX вв., а с другой отражают сам процесс познания россиянами кыргызов как отдельного и самостоятельного народа.

Поэтому тщательный критический анализ, изучение и выяснение названий кыргызов в русских исторических источниках в целях правильного их использования являются одним из необходимых и неотложных задач для исследователей истории народов Сибири, Средней Азии и Казахстана.

В данной статье на основе новых, выявленных нами архивных документов и ранее опубликованной литературы мы попытались проследить время фиксации русскими источниками вышеупомянутых названий кыргызов, так называемых алатооских, т.е. предков основного населения Кыргызстана и дать им свое пояснение, которое, на наш взгляд, может способствовать разрешению некоторых спорных вопросов в этнической истории народов Центральной Азии, и кыргызов в частности.

По сведениям российского историка, академика Российской Академии наук Герарда Миллера (1705-1783 гг.) в русских источниках впервые в пределах Сибири в 1604 году упоминается как название волости «киргиссы» которые “ясак (дань) давали в Кетский острог” России . А по данным русского историка П.А.Словцова (1767-1843 гг.), в Сибирских летописаниях, в 1606 году под г. Томском, русские колонисты встретились с местными племенами с этническим названием «киргиз», а затем 1628 году под Красноярском, потом все чаще по мере освоения русскими юго-восточной части Сибири. Эти сведения относились, конечно же, к енисейским (сибирским) кыргызам, которые, кстати, с 1634 г. как подданные монгольского государства Алтын ханов дали также шерть-присягу на подданство России и стали платить ясак (налог) в Красноярский острог. Поэтому их иногда называли двоеданцами. Такие ученые, как К.К.Козмин, Б. Солтоноев, Л.П. Потапов, А.А. Арзыматов, А.А. Абдыкалыков, Л.Р. Кызласов, Ю.С. Худяков, В.Я Бутанаев и др. считают их предками современных хакасов.

В начале XVIII века из-за обострения отношений енисейских кыргызов с местными властями России, как поясняется в русском архивном документе, составленном в 1738 году, “... киргизам и теленгутам от разных сибирских городских комендантов чинены многие обиды, и жить оным тамо стало невозможно, и для того он (Контайша - правитель Джунгарского ханства – Д.С.) киргизов и теленгутов взял к себе, а землю оставил в пусте” . Эта военная акция джунгаров, в отношении приблизительного 20-тысячного населения енисейских кыргызов, была осуществлена осенью 1702 года с помощью 2,5 тысяч войск в одностороннем и насильственном порядке . Конечно же, не всё население им удалось захватить, многие успели скрыться. Первоначально их устроили в Или-Иртышском междуречии, а затем некоторых из них расселили в Таласкую долину Кыргызстана.

Правящая элита енисейских кыргызов располагалась неподалеку от Урги (ставки) Джунгарского хана, располагавшейся на западе реки Или и восточной части озера Иссык-Куля, принимали активное участие в государственных делах ханства, а их воины привлекались к военным действиям джунгар как против алатооских кыргызов так и против других народов Средней Азии. Как свидетельствует архивный документ, составленный в 1749 году в Джунгарии некоторые группы енисейских и алатооских кыргызов находились под единым управлением одного воинского подразделения, в частности в нем указывается, что зайсан Найман Зарги уговорил Ользо Цагунова (сына бывшего под хановым “гневом и прощенного” и который имел “немалое число в Урге под командою бурутов (алатооских кыргызов – Д.С.) и киргис (по видемому енисейских - Д.С.) бежать” со своим отрядом к правителю Коканда к Абдыкарымбеку .

Нахождения двух этнических общностей, обладавших идентичными этнонимами внутри одного государства, закономерно породило модернизацию их названия. Так появляются термины “бурут” (на монг. яз. ”иноверцы”) – алатооские кыргызы, исповедавшие мусульманство, и “кыргызы-калмыки” – енисейские кыргызы, которые были привержены идолопоклонничеству, являясь, как и западные монголы, ламаитами.

Зависимость как енисейских кыргызов, так и бурутов от калмаков, побудило первых к возвращению на исконную родину. Енисейские кыргызы стремились вернуться (в 1746 г.) на территорию Российской империи, т.е. в Южную Сибирь. При удобном случае они не воздерживались и от ухода совместно с бурутами к независимым алатооским кыргызам. По архивным материалам прослеживается по крайней мере два случая бегства енисейских кыргызов и бурутов в Кокандское владение, где в соседстве с узбеками в Ферганской долине проживало немало и тяньшанских кыргызов. Следы этих енисейских кыргызов на территории Кыргызстана прослеживаются в этнографических исследованиях как дореволюционных (Н.Аристов и др.), так и советских (Б. Солтоноева, С.Абрамзон, Я.Винников и др.) авторов. Примечательно, что они в настоящее время проживают в Ляйлякском районе Баткенской области Кыргызской Республики, которые к родовым названиям добавляют приставку “сибирги” (“сибирги-кесек”) – т.е. сибирские кыргызы, а старожилы рассказывают, что их деды переселились из Сибири с берегов Енисея. Своеобразность этнографического быта ляйлякских кыргызов отмечалась исследователями давно. В пользу этого указывают и сходство топонимов Южной Сибири, Алтая и юга Кыргызстана. Они ведь, вместе с выше сказанным, наглядно свидетельствуют о их древнем родстве.

Немало енисейских кыргызов, как и алатооских кыргызов (бурутов), оставалось в Джунгарии вплоть до разгрома и захвата Джунгарского ханства Цинской империей. В 1757 г. отдельные группы енисейских кыргызов и бурутов переселились в Россию и приняли ее подданство . Часть из них была размещена в Поволжье среди калмыков-торгоутов, а затем среди астраханских туркмен, позднее, видимо, и казахов и башкир. Некоторые мелкие группы енисейских кыргызов и бурутов, вероятно, остались в Южной Сибири на Алтае и влились в среду местных народностей (хакасов, алтайцев и др.).

Сведения об алатооских (тяньшанских) кыргызах впервые встречаются в расспросной речи русских послов Т.Петрова и И.Куницина, побывавших в 1616 году у калмаков - представителей западных монголов, которые они дали по прибытии в Москву. В ней указывается, «что в Колматцкой земле (т.е. Джунгарском ханстве – Д.С.) ныне в подданстве и в послушанье Казачья Большая орда да Киргизская орда (т.е. казахи Старшего жуза и государство алатооских кыргызов – Д.С.) и тем обеими ордами калмаки сильны» . Следующие сведения о них содержатся в расспросной речи другого русского посла к калмыкам И. Савельева, данное им в 1618 г. где говорится, что во время приема его Богатыр Тайшей «в той же избе (юрте) было Казачьи орды 2 человека послов да Киргизской земли 5 человек, а приходили они выкупать полону (т.е. плененных - Д.С.)».

Следующие и весьма важные, на наш взгляд, сведения, относящиеся к 1624 году были обнаружены в Центральном Государственном архиве Древних актов России в фонде Сибирского приказа кыргызским ученым Асанбеком Абдыкалыковым – это грамота русскому царю Михаилу Федоровичу, присланное из Тобольска в 1625 году. В ней говорится, что «Да сентября ж де в 29-й день (1624 г.-Д.С.) приехал ис калмаков в Тобольск Тобольской юртовской жилец бухаретин Мухтар Авжеев, а в расспросе Вам (т.е. царю - Д.С.) сказал… да мунгальские же люди сложились (заключили союз – Д.С.) с Казачьею ордою из Большими киргизами» . Важность этой информации в том, что здесь приводится название «Большие киргизы». На наш взгляд, это еще одно доказательство того, что алатооские кыргызы были многочисленнее чем сибирские кыргызы и, что русские в это время, т.е. в начале XVII в., хорошо отличали их друг от друга, а также от казахов - одних называя «Большими кыргызами», а вторых просто «киргизы», а третьих – «Казачей ордой» и «казаки».

Очередной вариант названия алатооских кыргызов приводится известным историком Сибири И.Е.Фишером (1697-1771 гг.) в своем сочинении «Сибирская история с самого открытия Сибири до завоевания сей земли российским оружием» опубликованного в Сант-Петербурге 1774 году на стр. 444, описывая поход калмакского Батыр-хун-тайши на казахов в 1643 г. указывает, «что он с самого начала овладел двумя провинциями или народом Алат-кыргызским и Токмакским которые до 10 тыс. человек считалось». Эти сведения большинство исследователей справедливо относят к жителям, населявшим в то время районы современной Чуйской долины, имея в виду горы Ала-Тоо и поселение Токмак . И.Е.Фишер особое внимание уделил этнической истории кыргызов в частности различным сведениям из исторических источников об имени “киргиз” встречающиеся в Сибири (у Миллера – киргиссы), среди “усбеков” в Средней Азии (у хивинского Абулгази Багадур хана), а так же на Кавказе (у Рюбрюкса – кергесы). В последнем случае он предполагая название “черкес” как испорченное слово “кергес” утверждал, что имя киргиз “происходит от некоторого родо житья, нежели собственно народу”. Рассуждая об этногенезе народов, связанных с именем “киргиз” И.Е.Фишер приходит (1774 г.) к доволно простому заключению, что “все поколение которое именуется киргизами одного происхождения: особливо... бурутские киргизы (т.е. алатооские кыргызы – Д.С.) с соседями своими киргизскими кайсаками составляли безспорно один народ”.

В расспросной речи белого калмака Алгазы от 27 августа 1707 г., данной им в Приказной избе в г. Кузнецк воеводе О.Р. Качанову, после посещения Джунгарии. В ней сообщается о военных действиях с одной стороны белых калмаков и енисейских кыргызов против бурутов (т.е. алатооских кыргызов) от которых «они живут весма опасно».

Конкретное место локализации алатооских кыргызов как этноним «буруты» содержиться в материалах русского дипломата Ивана Унковского, побывавшего в ставке Джунгарского хана Цеван Рабтана в 1722 – 1723 гг. В нем капитан И.Унковский, говоря о военных успехах Джунгарского хана Цеван Рабтана писал: «К тому же народом именуемым бурутами завладел которые кочуют около озера именуемого Тускель (т.е. Иссык-Куль в горах Ала-Тоо Кыргызстана – Д.С.) и с Казачьею ордою граничат. Сказывают будто оных около 5000 кибиток находится а войска их будто около 3000 собраться может». Следует отметить, что И. Унковский в своих материалах дает сведения и о сибирских кыргызах, переселенных калмаками в начале XVIII века в Джунгарию.

О происхождении термина «бурут», как известно, существуют разные мнения: самое раннее принадлежит русскому синологу ХIХ в. Никите Бичурину (1777-1868 гг.) который предполагает, что они «уже в IV веке появились на нынешних местах (в пределах Кыргызстана – Д.С.) под китайскими именами: болу, булу и болюй. Болу и булу сходствуют со словом бурут, следовательно, бурут есть древнее имя кэргизцов (т.е. кыргызов - Д.С.), которыми китайцы и монголы и доныне называют их».

Интересную мысль высказал известный русский этнолог конца ХIХ в. Николай Аристов (1847—1910 гг.) который предполагал, что оно происходит от слова бури (точнее по кыргызски бөрү – Д.С.) в переводе на русский язык означает – волк. Определенно в нем он предусматривал название одного из родов родоплеменной группы кыргызов - адигине – бюрю.

Примечательно и то, что известный русский синолог бурятского происхождения Доржи Банзаров (1822-1855 гг.) отождествлял местность Баргуджин Тукум с названием «бургуты» или «буруты» и «буряты». По мнению кыргызского синолога Таалайбека Бейшеналиева термин «бурут» в переводе с ойратского языка означает «горцы». Им ойраты, т.е. калмыки, именовали тяньшанских кыргызов . Но это нам представляется неприемлемым, так как этносов, обитавших в горах, в то время было много.

Параллельный вариант термина «бурут» с пояснением «киргиз» мы встречаем в журнале другого русского дипломата Ивана Угрюмова бывшего в Джунгарии 1731-1733 г. Заметим, он здесь казахов называет: Казачья орда и казаки. Такое же наблюдается и в др. архивных документах, относящиеся к 1749-1760 гг.

Интересное название кыргызов встречается в архивном документе, относящемуся к 1749 г. в рассказе (сказке) Тарского жителя Григория Данилова, где говорится о походе джунгаров (калмаков-ойратов) «на киргиз калмыков, они же буруты кои состоят особливо землицем» . Это вероятно отражает то, что часть алатооских кыргызов временно находилась в политическом союзе с калмаками.

В рапорте сибирского губернатора В.А. Мятлева в Госколлегию иностранных дел России от 13 января 1756 г. приводятся сообщения джунгарских послов, где утверждается, что Амурсана (лидер калмаков, поднявший антицинское восстание в конце 1755 г.) прислал своих людей на Алтай к зайсану Омбо «чтобы он со своею областью шел к нему, Амурсане, вспоможением для войны с мунгальцами (точнее с цинами – Д.С.) и белыми бурутами (т. е. независимыми алатооскими кыргызами – Д.С.». По заключению современника этих информаторов и историка Сибири И.Е. Фишера: «Восточные народы соединяют с именами цветов разные понятия: белый, например, значит, между прочим, никому не подвластного, свободного от должности и податей, так же нечто радостное щастие приносящее и протчее». Не исключено, что информаторы - алтайцы в целях отличия алатооских кыргызов, находящихся в подчиненном положении (например, группа во главе с зайсаном Аширматом) в Джунгарии от независимых сородичей, называли последних «белыми бурутами». Видимо, они также подмечали районы их местожительства: «горы Ала-Тоо» (в переводе с тюркского означающее «бело-пестрые горы» или «белоснежные горы»).

Этническое словосочетание «Алатай-кыргызы» - т. е кыргызы Ала-Тоо употребляется в 1750 г. в рукописи «Краткое известие о татарах…» академика Российской Академии наук, Оренбургского служащего Петра Рычкова (1712-1777 гг.). Он утверждает: «Алатай кыргызы народ кочевой и сильной за Ташкентом от большой Кайсацкой орды расстоянием в пяти-шести днях кочуют около городов Ходжента, Найматана и Марталана (Наманган и Маргалан – С.Д.) в горах каменистых и неприступных, они именуются Ала-Тай (от того сей народ и звания имеет) и суть между Зюнгарского владения и реки Сыр-Дарьей называемой, при урочищах Бахалжи и Куркуре. Их некоторая часть состоит под зюнгарами, а прочее особо, которые часто воюют с зюнгарскими калмыками. Избираются их на войну, от двадцати до тридцати тысячь человек. ... Киргиз - кайсацкой за Яиком кочующий и в трех ордах состоящий народ по разным сказаниям суть отродье оных Алатай киргизов… ». Автор этих строк – П.Рычков в 1762 году рассматривал кыргызов в качестве представителей «татарских народов», которые «суть сущее отродье древних скифов» , попытался согласовать противоречивые сведения французского посла Плано Карпини (XIII в.) и хивинского историка Абулгази Багадур хана (XVII в.) об отношениях кыргызов к завоевательным действиям Чингисхана. «По сказанию Абулгази Багадур хана, - замечал далее П.Рычков, - самим Чингисом покорены были тем паче поддались ему те киргисы кои в сибирской стороне находились и коих профессор Миллер обстоятельно описал. А по Карпини Чингис не мог покорить сих, яко неприступных местах живущих и будучи многими походами обязан, может быть оставил их непокорных, а покорены они уже были при сыне его… Но нам в том дальней потребности нет сие только надлежит знать, что наши киргис-кайсаки от оных Алатай киргисцов подлинно произошли и в нынешних местах не весьма давно усилились».

В документах 1759 гг. в связи с событиями в Восточном Туркестане упоминается название «узбекские кыргызы» во главе которых Ердене (точнее Ирдана) бий владелец Коканда второй половины XVIII в.. Они так же даются с известными нам пояснениями, что их калмаки называют и бурутами. Это, на наш взгляд, выражает политический союз кыргызов с узбеками Кокандского ханства на данном этапе их истории.

Самые интересные данные приводятся в объявлении башкирцев Казаккула Казанбаева и Унтея Азлаева от 3 августа 1766 г., ездивших к казахам Среднего жуза. В нем они говорят, что «Аблай султан пошел на крыгь юзов ис числа называемых кыргызов уже выехавших в летнее кочевье, войною…». Примечательно, что это словосочетание написано членораздельно, как «крыгь» и «юз» где можно видеть чередования числительных «кырк»- «сорок» и «юз»- «жуз» - сотня, т.е. кырк-жуз, сорок-сотен. Это ли не объяснение тюркского (правда, в данном случае казахского) происхождения слово «кыргыз», о котором существуют разные гипотезы. Одну из них как раз вышесказанное, в конце ХIХ века предположил немецкий ученый Фридрих Вильгельм (Василий Васильевич) Радлов (1777-1863 гг.), который в труде «Этнический обзор турецких племен Сибири и Монголии» указывал, что «на мой взгляд, имя кыргыз происходит от кырк - йус».

Заметим, что о происхождении слова «кыргыз» от числительного обосновывал в свое время и известный синолог Доржи Банзаров как кырк-ыз «сороковики». В восточных источниках ХVI века, в частности «Маджму ат-таварих» также приводятся толкования слова кыргыз от «кырк-гызов» или кырк /о/-гузов т.е. сорок огузов.

Интересное название кыргызов зафиксировано в дневниковых записях Николая Рычкова – сына академика Петра Рычкова. Во время своего путешествия по казахской степи в 1771 г. он, давая разъяснения горам Улу-Тау и Ала-Тау, указывает, что в горах Ала-Тау живут «коренные киргисцы». В тексте, говоря о казахах, применяет термин «киргис кайсаки», а также утверждается, что они отделились от них. Эти данные еще раз свидетельствуют о том, что жившие в то время в горах Ала-Тоо кыргызы были не пришлыми, а по крайней мере частично являлись автохтонным (т.е. коренным или местным) населением, и что по всей вероятности казахи отделились от них.

С 1771 года в архивных документах России, начинают встречаться название «дикие киргизы», в частности, военнослужащий Иван Абдулин впервые применил это название в своем объявлении, поданном им 9 октября 1771 года после возвращения с кочевьев казахского Аблай Султана, где пишет: «Еще слышал я от киргизов (казахов – Д.С.), что они приносят жалобу Аблай Султану на диких киргизцев кои последние Большой Киргизской (казахской – Д.С.) орды баланайскую волость разбили…» . Как видим, здесь военнослужащий, вероятно, хотел с одной стороны, отметить народ, неизвестный россиянам и отличающий от казахов, а с другой подчеркнуть их вольность и ни к кому не подвластность, т.е. политическую самостоятельность и суверенность кыргызов. Настолько позволяют судить последние переводы кыргызских писем, в частности, относящиеся к первому посольству кыргызов в Россию 1785 г. Атаке баатыра, в тексте авторы не упоминают, какие они кыргызы. Зато в русском переводе XVIII в. они даны как «дикие киргизы».

В публикациях Сибирского служителя капитана Ивана Андреева «Описание Средней орды киргис-кайсаков…», опубликованных в журнале «Новые ежемесячные сочинения » в Санкт-Петербурге 1795-1796 гг. встречается название «дикие черные и закаменные кыргызы», последнее без перевода на кыргызский. По нашему мнению, И.Андреев применил это название вероятно после встречи с первыми послами алатооских кыргызов, побывавшими в Санкт-Петербурге которые, называя себя «черные» (кыргызский перевод «кара») подчеркивали, что они настоящие (нукура) или истинные носители этнонима «кыргыз». Но, И.Андреев применил его в русском переводе, а не в кыргызском звучании. Вот почему оно оставалось безызвестным до третьего официального кыргызского посольства, т.е. до 1824 г. в г. Омск.. Значение тюркского слова «кара» хорошо исследовано, об этом смотрите исследования А.Кононова, С.Сыдыкова и др.

С 1786-95 гг. встречается название «каменные киргисы» и «закаменные киргизы». Они содержатся в рапорте Г.Г.Штрадмана от 1 февраля 1795 г. и др. документах, где вероятнее всего подчеркивается характеристика рельефа места кочевий кыргызов – т.е. горные массивы Тянь-Шаня. Название «дикокаменные киргизы» мы встречаем с 8 февраля 1847 г.- в рапорте русского есаула Т.В.Нюхалова. В нем имелись в виду малоосвоенность и труднодоступность горной местности кыргызов и отнюдь не степень их социально-культурного развития..

Из вышеприведенного следует, что многообразие терминологического названия кыргызов в русских источниках указывает с одной стороны на древнюю родственность носителей этих этносов, а с другой на политическую активность их в этом регионе, а также выражает сам процесс познания русскими тяньшанских (алатооских) кыргызов как отдельного самостоятельного народа.

Доолотбек Сапаралиев - заслуженный работник образования Кыргызской Республики, лауреат Государственной премии в области науки и техники Кыргызстана, профессор.

Источник газета "Слово Кыргызстана". 2017. 11.07. С. 4-5

Комментарии

Оставить комментарий